Давно хочу подступить к теме мексиканского наркотрафика, но тема настолько грандиозная, что буду просто выкладывать сюда наброски, авось когда-то .

Давно хочу подступить к теме мексиканского наркотрафика, но тема настолько грандиозная, что буду просто выкладывать сюда наброски, авось когда-то дойдут руки свести их воедино.

Близость США с их огромным потребительским рынком и традиционная нищета населения привели к тому, что мексиканские наркокартели сегодня контролируют значительную территорию страны и ведут полноценные боевые действия с государством.

А начиналось все с национальной нетерпимости. В конце XIX-начале XX веков китайские эмигранты массово приезжали не только на Западное побережье США, но и в Мексику. В бедной стране китайцы заняли торгово-посредническую нишу, но длилось это недолго. В условиях разразившейся мексиканской революции (почитайте о ней, например, трехтомник Платошкина, настоящий эпос) китайская диаспора стала удобной мишенью: китайцев обвиняли во всех смертных грехах, лидеры повстанцев вырезали их сотнями, а правительственные губернаторы национализировали собственность китайских мигрантов. Местное нищее население такие мероприятия только приветствовало: ведь нет ничего веселее, чем сгоревший дом соседа, особенно если у него другой разрез глаз.

С начала 20-х годов антикитайскую повестку активно использовали мексиканские политики, как удобный способ «спустить пар» разгоряченного революционными потрясениями населения. Дошло до того, что в Ногалесе даже закрыли китайское консульство, а Ногалес – это штат Сонора, в котором, наряду со штатом Синалоа, проживало самое большое количество эмигрантов из Китая. Китайцев выгоняли всеми способами: и депортировали в Китай, и выдавливали в США, и просто убивали под горячую руку.

Одним из традиционных (и, надо сказать, справедливых) обвинений в адрес мексисканских китайцев была культивациями теми опийного мака. Давняя традиция, которую эмигранты перевезли через океан в подходящий мексиканский климат.

И когда в 1927 году президент Кальес распорядился выслать из штата Синалоа китайских производителей опиума, то местные крестьяне крепко задумались, ведь в США к тому времени ощущался острый дефицит морфия, а европейские поставки после Первой Мировой войны так и не возобновились в полном объеме.

Китайцев в Синалоа не осталось, а опийный мак продолжал расти. И уже в 30-е годы 15% всего экспортного опиума попадали в США через Рио-Гранде.