"Летом 2018 года семья Жао из города Вэньчжоу на востоке Китая готовилась праздновать поступление сына в престижный пекинский институт.

"Летом 2018 года семья Жао из города Вэньчжоу на востоке Китая готовилась праздновать поступление сына в престижный пекинский институт. Молодой человек успешно сдал китайский аналог ЕГЭ, успешно прошел конкурс и был уверен в своем зачислении. Однако из вуза сообщили, что хотя по экзаменационным результатам Жао один из лучших, принять его невозможно. Причина — плохой «социальный рейтинг» его отца.

Как выяснилось, когда-то Жао-старший был поручителем по кредиту. Заемщик кредит выплачивать перестал, банк стал искать поручителей. В конце концов дело дошло до суда, который признал Жао должником. Согласно постановлению Верховного народного суда КНР, местные суды имеют право создавать черный список должников и ограничивать их траты на «люксовое» потребление. В том числе на «авиапутешествия, покупку дорогих автомобилей и оплату обучения детей в дорогих учебных заведениях».

История закончилась благополучно: отец срочно оплатил долги, уведомил суд, тот исключил его из черного списка, и сын был принят в институт. Вероятно, успешно учится и сейчас.

Местные СМИ, обсуждая этот случай, задавались вопросом, насколько справедливо заставлять сыновей отвечать за грехи отцов. Мнения, как это обычно бывает, разделились, но все сошлись в одном: как бы ни двусмысленно звучала эта история, решение не пускать сына на учебу оказалось результативным. Долги, которые два года ждали урегулирования, были оплачены.

Этот кейс не столько про финансы и собственно кредитную историю индивидуума, сколько про строящуюся в Китае систему социального рейтинга, попытку государства сконструировать общество по конфуцианским канонам".

(Из статьи Алексея Юрьева "Все вижу, все слышу, всем все расскажу. Как китайское государство свое общество воспитывает // «Эксперт», 2018. №44)